А тем временем в Африке сражаются с COVID-антиваксами

Шейд, 58-летний нигерийский медработник, больна остеоартритом. Она также страдает избыточным весом, диабетом и гипертонией, и все это сделало ее первой в очереди на вакцину против COVID-19, когда она, наконец, стала доступной в Нигерии. Но, когда настал день получить первую дозу вакцины против COVID-19, она передумала и решила рискнуть, но не сделать прививку.

«Дело даже не в моей трипанофобии - страхе перед иглами - а в раздумываниях после обилия противоречивых, сбивающих с толку и пугающих сообщений и отчетов о безопасности и политике вакцины. Я видела видео, где люди говорили о головокружении и они падали в обморок после вакцинации. Мы также слышали о людях, у которых образовались тромбы и которые впоследствии умерли. Такая неопределенность заставила меня усомниться в том, действительно ли мне нужна вакцина», - сказала она.

Шейд - не единственный медицинский работник, сражающийся на передовой, который отказывается от вакцины против COVID-19, несмотря на ее доступность.

Колебания в отношении вакцинации - явление, существовавшее еще до COVID-19. В Отчете 2015 года Европейского центра профилактики и контроля заболеваний отмечалось, что медработники, сомневающиеся в вакцинации, могут распространять необоснованные опасения по поводу вакцин среди обычного населения, реже рекомендовать вакцины своим пациентам и снижать доверие к вакцинам и их использование. Поэтому колебания в отношении вакцинации являются серьезной проблемой в глобальной борьбе с пандемией COVID-19.

Принимать вакцину или нет - это личное решение человека, но нерешительность в отношении вакцинации может помешать достижению коллективного иммунитета, особенно в странах Чёрной Африки (к югу от Сахары), где дозы вакцины ограничены, а кампания против вакцинации имеет влиятельные рупоры.

В январе 2021 года бывший президент Танзании Джон Магуфули поставил под сомнение эффективность вакцин против COVID-19 и даже отрицал наличие SARS-CoV-2 в своей стране. После его смерти его преемница Самиа Сулуху Хассан решила применить другой подход, когда сказала, что страна «не может изолировать себя как остров, пока весь мир движется в другом направлении». Несмотря на то, что был создан комитет для консультирования правительства по COVID-19, и его членами являются эксперты в области общественного здравоохранения и медицины, а также были вновь введены строгие меры по профилактике COVID-19, Танзания еще не объявила о каких-либо планах вакцинации; в стране по-прежнему существует серьезная оппозиция вакцинам против COVID-19, даже со стороны некоторых ключевых людей в научной экосистеме страны.

В начале апреля 2021 года Уилкокс Оньемекейхия, секретарь программ старшего специального советника по делам молодежи в нигерийском штате Кросс-Ривер, присутствовал на панели, на которой обсуждались мифы и реалии колебаний в отношении вакцинации COVID-19 и других болезней, которые можно предотвратить с помощью вакцин. К тревоге некоторых членов комиссии, Оньемекейхия подверг сомнению быстрый процесс разработки вакцины, преувеличил побочные эффекты вакцин и поставил под сомнение истинный статус пандемии в Африке - подразумевая, что вакцины не нужны с учётом связанных с этим рисков. Все эти тезисы в его речи были взяты непосредственно из учебника по борьбе с вакцинами.

Ричард Михиго, координатор Программы иммунизации и разработки вакцин Африканского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), говорит, что нерешительность в отношении вакцинации в Африке вызвана не только страхами людей. По словам Михиго, международные группы подпитывают тенденции против вакцинации, которых не было в Африке до COVID-19.

Когда первый случай COVID-19 в Нигерии был подтвержден, официальные лица Нигерийского центра по контролю за заболеваниями, возглавляемые генеральным директором Чикве Ихеквеазу, описали угрозу дезинформации, создаваемую социальными сетями, как серьезную опасность для страны. COVID-19 - первая пандемия с тех пор, как в Африке расширилось использование мобильной связи, Интернета и широкополосного доступа.

Африка имеет настолько обширный опыт в вакцинации, что такие страны, как Эфиопия, смогли продолжить плановую иммунизацию от кори, охватив миллионы детей в разгар пандемии. ВОЗ и Африканские центры по контролю и профилактике заболеваний сообщали, что несколько африканских стран, включая Руанду и Гану, быстро развернули дозы вакцин против COVID-19, полученные от COVAX и других доноров.

Но не все африканские страны выступили так же хорошо. Демократическая Республика Конго (ДРК) - ранее известная как Заир, по площади являющаяся самой большой страной в Чёрной Африке, вторая по величине во всей Африке и одиннадцатая по величине в мире - страдает от развалившейся системы здравоохранения, которая оставляет детей во власти смертельных болезней, включая малярию, холеру и корь. В ДРК зарегистрировано больше вспышек Эболы, чем в любой другой стране мира, и продолжаются сложные гуманитарные кризисы.

Согласно предупреждениям организации «Врачи без границ», с тех пор, как в 2020 году в ДРК началась пандемия COVID-19, дезинформация стала серьезной силой, замедляющей прогресс, которая усугубляется скептицизмом по поводу серьезности COVID-19 по сравнению с лихорадкой Эбола и другими основными причинами смерти в ДРК. Внедрение вакцины в ДРК было приостановлено из- за новостей об осложнениях, связанных с вакцинацией в Европе. Эта приостановка была впоследствии отменена, но повредила принятию вакцины, что стало очевидным, когда ДРК вернула 1,3 миллиона доз вакцины против COVID-19, поставленных COVAX, для перераспределения в другие страны.

Часть инфраструктуры здравоохранения, используемой для борьбы с COVID-19, была выработана в борьбе с вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) и СПИДом. На первой виртуальной конференции HIVR4P в январе 2021 года Энтони Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний США, рассказал, как десятилетия исследований в области ВИЧ повлияли на разработку вакцин против COVID-19, и объяснил нежелание и нерешительность афроамериканцев в отношении вакцинации напряженной историей сообщества с финансируемыми государством исследованиями, в том числе печально известным исследованием нелеченного сифилиса в Таскиги у афроамериканских мужчин в Соединенных Штатах, подорвавшее доверие многих.

Некоторые публичные акции были предприняты главами нескольких африканских государств, которым в прямом эфире были сделаны прививки от COVID-19. Однако даже это может иметь неприятные последствия, поскольку несколько политиков в Нигерии и члены их семей полетели в Дубай для вакцинации, а жена губернатора получила вакцину в Хьюстоне, штат Техас, что позволило зародиться среди граждан недоверию местной вакцинации.

Нигерия была последней страной в Африке и одной из последних стран в мире, которая искоренила полиомиелит. Отчасти это произошло из-за бойкота вакцины против полиомиелита, который начался в августе 2003 года в трех штатах Нигерии, где появились слухи о том, что пероральная вакцина против полиомиелита была дополнена противозачаточными препаратами для стерилизации молодых мусульманских девочек. Из-за плохого доступа к базовому медицинскому обслуживанию в Нигерии существует общее недоверие к агрессивным кампаниям массовой иммунизации на дому. При отсутствии лекарств для детей, умирающих от кори и диареи, бесплатная вакцинация от полиомиелита на дому выглядит подозрительно.

Приостановка вакцинации против полиомиелита в Нигерии вызвала глобальную вспышку полиомиелита, которая быстро распространилась на 20 стран Африки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, вызвав 80% случаев паралитического полиомиелита в мире.

Пандемия COVID-19 вызвала необходимость уделять больше внимания постоянной грамотности в области вакцинации, чтобы люди могли быть уверенными ней. Органы общественного здравоохранения в Африке охотно делятся положительными историями из мест, где вакцинация идет полным ходом, таких как Марокко, Руанда и Ангола. Еще одна такая положительная история пришла из Ганы, первой страны в Африке, получившей вакцину против COVID-19 через COVAX.

Кристиан Ову, национальный координатор Ганы по ведению пациентов с тяжелыми и критическими заболеваниями, объясняет, что вакцина уже оказывает существенное положительное влияние на снижение смертности от COVID-19 среди вакцинированных людей. Ову говорит, что успехи в Гане должны стать ключевым посланием, используемым для поощрения большего числа африканцев к вакцинации. «Один из уроков, которые мы извлекли из реанимации, заключается в том, что с тех пор, как в Гане началась вакцинация, доля пациентов, поступивших в отделения интенсивной терапии с тяжелыми критическими заболеваниями и получивших вакцинацию, намного ниже, чем тех, кто не был вакцинирован. - говорит Оу. «Обмен этими знаниями важен в африканских странах».

Мохамед Мустафа Малик Фолл, региональный директор ЮНИСЕФ по востоку и югу Африки, утверждает, что для решения проблем с вакцинацией необходимы партнерские отношения с ключевыми людьми в регионе, такими как влиятельные лица в социальных сетях. «Эти люди могут донести мысль о том, что вакцинация не является чем-то новым для Африки. Африка проводит кампании вакцинации в течение многих лет, и мы всегда сталкиваемся с одной и той же ситуацией каждый раз, когда проводится новая кампания вакцинации. Нам нужно остановить эту дезинформацию и дать отпор». В конце концов, говорит Фолл, Африка может выиграть войну с колебаниями в отношении вакцин, если сосредоточится на том, что действительно важно: как вакцинация спасла миллионы жизней на континенте.

There are no comments yet.
Authentication required

You must log in to post a comment.

Log in